wetfield (wetfield) wrote,
wetfield
wetfield

Categories:

Рассказ о моей бабушке

Сегодня день 7-го ноября...нет, я вовсе не собираюсь говорить "красный день календаря", хоть и застала те времена, когда мы с классом бодро маршировали на октябрьские демонстрации с флажками и цветочками. Потому что сегодняшний день является ещё одной семейной датой - в этот день моя семья много лет подряд собиралась за большим столом, празднуя день рождения бабушки. Основательницы нашего рода - бабушка родила троих детей, и моя мама - её старшая дочь. Хотя бабушка моя, Анастасия Михайловна Титкова, строго говоря, родилась 8 ноября. Но - 7 числа был выходной день, и все ехали поздравить её днём раньше...Будь она жива сегодня, семейная традиция бы непременно продолжилась. Завтра ей исполнилось бы 88 лет - совсем немного, но прожила она из них 79.
И вот у феи Софии я обнаружила интересную тему - она предлагает флеш-моб с рассказом о своих предках: http://fea-sofia.livejournal.com/224817.html
Как тут не воспользоваться возможностью рассказать о бабушке? Женщине очень красивой, очень достойной и прожившей трудную, но интересную жизнь?


Строго говоря, "Анастасия Михайловна" бабушку никто не звал,  как не звали и Настей, сокращая её имя до короткого  лёгкого "Ася". А мы, дети, называли её просто "мама Ася". Казалось бы: почему "мама", хотя она была бабушка? Когда на свет родилась я, её первая внучка, бабушке было всего 45 лет. На бабушку она совершенно не была похожа, и моя вторая бабушка, папина мама и её сватья, предложила  детям называть её "мама Ася". Так и повелось.
Хоть бабушка и носила фамилию "Титкова", в Тульской области, откуда она родом, их семью все знали и по настоящей их фамилии - Демидовы. Почему в годы революции пришлось фамилию менять, остаётся только догадываться: род уральских горнопромышленников был слишком известен, чтобы их оставили бы в покое. Но Титковы - и Титковы: мы, потомки, семейную легенду о Демидовых знали, но никому не приходило в голову копаться в архивах и доказывать своё родство. Да и зачем? Заводы на Урале нам, ессно, никто не вернёт :)

Жила бабушка до 19 лет своей жизни в Москве, в районе Сокольников, в 1-м Зборовском переулке.  Росла, как обычные девочки: бегала в кинотеатр "Орион", плавала в Сокольнических прудах, ходила на концерты. Пока не повстречала на концерте в Доме Союзов моего деда, учившегося в то время в Дипломатической академии при МИД СССР, парня из Баку. Бабушка могла бы продолжить своё образование - но доучиться в универе она не успела. В 1944 году они с дедом поженились, и бабушка с трудом получила разрешение на выезд из военной на ту пору Москвы.Хотя была представлена к медали "За оборону Москвы", которую так и не успела получить... Так моя семья оказалась в Баку...впрочем, рожать своего второго ребёнка- маминого брата Толика - бабушка опять же поехала к маме, в Москву. А вот моя мама и её младшая сестра Лариса родились уже в Баку.
Мне трудно представить, как московская девчонка привыкала к непростому быту восточной республики...наверняка, это было очень и очень непросто.  Главное,  дети, которых она вырастила - мама и мои дядя с тётей - выросли здоровыми и крепкими, получили высшее образование, продвинулись по служебной лестнице, завели свои семьи... Дед всю свою жизнь очень любил свою супругу. Он умер, когда моей маме, его дочери было всего 19, и его в живых я, увы, не застала. Но столько, сколько со мною возилась бабушка, наверное, не возились даже  родители. Мама с папой работали, и всё детство я провела в доме у бабушки.
Она всегда была очень красивая и служила для меня, маленькой, идеалом женщины: хорошо готовила, прекрасно шила, а выглядела так, что на неё все заглядывались. "Похожа на француженку", говорили. Действительно, в роду их были французы...оттуда карие глаза и тёмные волнистые волосы.

Моя мама, её дочь, носила фотографии бабушки в школу и говорила девочкам, что это одна актриса...и девочки верили: бабушка была очень похожа на кинодиву тех лет.


Мне, как первой своей внучке, бабушка посвятила больше всего  своего времени. Любила ли она меня больше остальных внуков? Её тактичность никогда не позволила бы сказать об этом, даже если бы это было так.
Мама Ася не отличалась той  всепрощенческой добротой, которой обычно славятся бабушки, которые пекут внукам пирожки и позволяют любые шалости. У неё был строгий,  жёсткий характер и достаточно крепкая воля, чтобы уметь воспитывать из меня личность, начиная, можно сказать, " с младых ногтей". И, если из меня что и вышло, то в очень большой степени благодаря ей.  Она  читала мне книжки и рассказывала сказки. Она учила меня рисовать, "ставила руку"  - в результате в детском саду дети просили мои рисунки, чтобы повесить их дома. Она дала мне нитки и научила вышивке гладью. Она  шила мне красивые платья и учила следить за собой...почему-то особенно запомнилось одно из платьев, из бледно-розового льна, по вороту которого бабушка пустила вышивку из тёмно-синих лилий: весьма изысканно получилось, несмотря на кажущееся несочетание цветов. Она же говорила фразу, которую я запомнила: "Однажды ты пропустишь ужин с парнем твоей мечты - только потому, что у тебя не будет для этого подходящего платья". Наверное, я научилась шить именно из-за неё. И хотя к своей швейной машинке бабушка меня  долго не подпускала, считая, что я тут же всё разломаю, в 1997 году, когда я получила свою первую грамоту за "западноевропейский повседневный костюм" на Тульском конкурсе, именно бабушка очень гордилась моим искусством.
Она учила меня собирать травы и свойствам трав - благодаря ей я знаю, какая трава как действует, и что ромашку нужно собирать летом, а полынь - ближе к ноябрю.
Бабушка не смогла привыкнуть к бакинской природе, а главное - к летней жаре. Каждое лето, а вернее, каждую весну, уже в мае, бабушка забирала меня в Москву к родичам, и по самый сентябрь я сидела тут. Так что Москва для меня, равно как и Баку - город детства: я всё тут знаю, и росла на Щёлковской, где жила  тогда бабушкина сестра со своим супругом. Позже, переехав в Москву, я не привыкала к ней: я просто вернулась домой.
Когда я закончила школу и поступила в РГУ ( Ростовский госуниверситет), бабушка вызвалась ехать в Ростов  вместе со мною, не желая оставлять меня одну. И благодаря ей я всегда была накормлена, напоена и даже обшита: бабушка то и дело баловала меня обновками. Мы много гуляли с нею по Ростову: любимым нашим местом был парк на левом берегу Дона. Она очень любила шолоховский "Тихий Дон" и мы ездили с нею в станицу Вёшенская, где родился Шолохов.
За мною ухаживали многие  юноши, но бабушке не нравились мои кавалеры: она не считала их достойными своей внучки, то есть меня. "Мужчина должен уметь защищать женщину, - говорила она, - а этих мальчиков кто бы сам  ещё защитил":)
В 1993 году у меня умер отец, и мы с мамой и бабушкой вернулись на историческую родину - в Москву. Как же радовалась бабушка своему  родному, оставленному когда-то городу! Радовалась всему: пасмурной погоде и дождику, которых не было в Баку, радовалась цветам рудбекии, которые мы называем "золотые шары", радовалась лесу и возможности собирать грибы! Она говорила мне, что я буду в Москве счастлива - ну и собственно, да: здесь я встретила своего будущего мужа.
Мама Ася хорошо отнеслась к своему "внуку" и моему мужу Павлу, и сподобилась увидеть своего правнука Данчика, с которым тоже возилась, даже чувствуя себя плохо: на тот момент бабушка серьёзно болела. Тем не менее, она помогала мне с малышом. Мы выходили гулять, и бабушка подолгу стояла у деревьев, силы набиралась:

Дальше помню только больницу ЦКБ, и моё долгое сидение у её постели: мама Ася не любила оставаться одна, а дома с её болезнью было оставаться опасно, требовался постоянный уход. Я сидела всё лето: выходила оттуда посиневшей от холода, так как отдавала все свои силы. Но - уже чувствовала, что силы уходят в никуда...что бабушка не поправится.
Помню, как удивилась, встретив своего приятеля, когда он сказал: "И охота тебе сидеть у постели бабушки? Вот я бы никогда не стал тратить на это своё время, будь это моя бабушка". "Наверное, у тебя с твоей  бабушкой не те отношения", - сказала я.
Её не стало в августе 2004 года. Помню, в тот день я не плакала - я радовалась за неё, видя, как она  избавилась от мучившей её болезни. Понимала, что теперь ей будет легче, и что она будет там, где её давно ждали.

Однажды я побывала у неё во сне. Я оказалась в старой её квартире, где она жила с дедом.  Там - да и не там...Деда я видела тоже, и сразу же его узнала по фотографии: он сидел у стола в коричневом шевиотовом костюме, что-то писал, наверное, свою диссертацию. Там стоял бабушкин стол - крепкий, деревянный, с округлыми краями, под который я, маленькая, именно что "пешком ходила". И китайская салатовая скатерть с вышитыми павлинами на ней. И китайская напольная ваза  в углу ( деду много чего возили из Китая, поэтому в доме было много всего такого). Сама мама Ася выглядела не так, как перед смертью - ей было словно  вновь лет 50. Она с радостью кинулась меня кормить, а дед нахмурил брови и сказал: "Нет, не давай ей есть - ей нельзя тут с нами, ей трудно будет уйти к себе". "Но пусть поест, - говорила бабушка, - я её так давно не видела!" И я ела эти пирожки...вернулась и вправду с трудом: руки и ноги были ледяными, и я еле проснулась. Но я не жалею об этом: если бы можно было ещё раз туда пройти, я бы даже не задумалась об опасности. Это же мои предки!

...Когда кто-то говорит мне, что не хочет вспоминать своих предков и старается от них отгородиться, как Иван, не помнящий родства - мне становится странно и как-то неприятно. Или это неумение  людей найти общий язык с предками, или - при жизни кому-то с этим предком очень-очень не повезло. Мне - повезло...и если действительно верить, что мёртвые приходят в Инет, чтобы читать всё это, я хочу низко-низко склонить перед ними голову. За то, что я стала такой, какая я сейчас.
Tags: Важное, Задумчивое, Личное, Память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments