wetfield (wetfield) wrote,
wetfield
wetfield

Последний сон Принцессы - следуем дальше...



Начало тут: http://wetfield.livejournal.com/613292.html
http://wetfield.livejournal.com/614383.html

Ветер, вольный Ветер летает всюду и бывает, где хочет. Заколдованный замок для него – не преграда, и нашу Принцессу посещал Ветер почти каждый день. Ему было очень жалко видеть красивую девушку, скованную чарами, которые даже он, могущественный Ветер, не в силах был снять. И он каждый раз придумывал, чем бы порадовать Принцессу. Вот и на этот раз занёс он в её покои лепестки роз и осыпал ими ложе девушки. Принцесса втянула в себя воздух и задумчиво пробормотала:

- Так пахнут розовые кусты под моими окнами. Ты не там ли раздобыл эти лепестки, Светлый? Кстати, приветствую тебя!

- Именно там, Высокая, - обрадовано отозвался Ветер, - рад, что за столько лет ты не забыла этот дивный аромат, и то, что ты помнишь его, означает, что ты скоро проснёшься и злые чары падут навеки. Ответно приветствую!

- Твоими бы устами, да мёд пить, - улыбнулась Принцесса, - а Принц между тем, не торопится по вполне известным причинам. Знал бы ты, Светлый, как это больно – зависеть от человека, которому ты не нужна! – вдруг вырвалось у Принцессы, - как это ужасно – знать, что именно он может тебя расколдовать, но поскольку об этом знает и Двенадцатая фея, она уже предупредила этот вариант. Будь я обычной девушкой, я бы давно уже отказалась от мыслей о нём, но ведь я от него завишу, и это ранит мне душу.

- Ты самая лучшая, - Ветер вдруг неожиданно склонился к Принцессе, - я каждый раз, прилетая сюда, восхищаюсь тобой: твоим весёлым мужеством, остроумием, несгибаемой волей. Наверное, другой такой и на свете нет. Я был бы счастлив, если бы мог тебя расколдовать, но мои поцелуи на тебя не действуют. Значит, нам придётся его дожидаться.

- А пока покажи мне Его ещё раз! – упрямо заявила Принцесса, - должна же я видеть, что он делает?

- Э…ты уверена, что этого хочешь? – с сомнением спросил Ветер.

- Ну, не была бы уверена, не просила бы, - Принцесса умела убеждать, - а что ты так забеспокоился? Он что, опять с нею, и я сейчас увижу сцену любви?

- Да нет, тут другое, Высокая, - Ветер словно медлил с ответом, - видишь ли, в королевстве вспыхнуло восстание, и твой герой сегодня изловил мятежника, и сейчас его допрашивает. Ну, а на допросах иногда бывает…

- Да что бы там ни было, покажи его поскорее! – взмолилась Принцесса, - лежишь тут, и никаких развлечений. А так я хотя бы его увижу, даже если он будет лупить пленника…

- Ну нет, он лупить никого не будет, - уверенно заявил Ветер, - просто ты его не знаешь. Совсем – не знаешь!


Виконт Навьен стоял перед Принцем Антуаном : в рваной рубахе, широкоплечий и грубоватый, скованный цепями, он так мало напоминал придворного щёголя, по которому вздыхали все красавицы королевства, что принц только диву дался. Меньше всего он ожидал бы встретить смутьяна и мятежника в таком человеке. Антуан не раз удивлялся популярности виконта у прекрасного пола: «За ним, как за каменной стеной», говорили дамы, поглядывая на его атлетическую фигуру. У виконта был роскошный замок, богатые земли, и вроде бы никаких поводов к недовольству и открытому бунту он не должен был бы испытывать, однако… Восстание с трудом удалось подавить, а виконта в кандалах притащили к Антуану.

- Как это прикажешь понимать? – Антуан недоумённо уставился на виконта, - уж тебе ли быть бунтовщиком, Навьен? Если тебя мало одарила Фортуна, покажи мне того, к кому она была бы благосклоннее. А сейчас, после твоей выходки, тебе грозит виселица…

- Ты не сможешь меня повесить, Антуан: не забывай, что я благородных кровей, мой род древнейший в королевстве! – Навьен гордо вскинул голову, - если на то пошло, ты можешь отправить меня на плаху – нашему сословию надлежит заканчивать жизни именно так.


-Твою судьбу решит Королева, я всего лишь её военачальник, - Антуан держался спокойно и с достоинством, - но я не задумаюсь, если придётся отдать приказ о казни…

- Моя голова одна, - виконт Навьен явно наслаждался произносимой фразой, - у народа сотни голов, все их вы не отрубите.

- Ну-ну, не надо плагиата! – поморщился Принц, - нашёлся тоже оружейник Просперо, нечего сказать. А то, что Просперо был хотя бы беден, а при твоём богатстве и знатности бунтовать…

-…только и остаётся! – вдруг взвился виконт Навьен, - я и мои потомки не будут подчиняться безродной колдунье, вся власть которой зиждется на чёрной магии! Мой отец и мой дед присягали на верность королевскому роду, потомком которого являешься ты.

- Я? – Принц замер от удивления, - ты, случайно, не пьян ли, Навьен? Я сын графа Ангрема…

- Вот именно, а чей потомок, по-твоему, граф Ангрем? – уверенно заявил Навьен, - мой отец раскрыл мне всю правду, умирая. Твой прапрадед – брат того самого легендарного короля Артанаиса, дочь которого, Сесилия, была заколдована и спит теперь в чаще леса.

- То есть, если верить тому, что ты говоришь, я, хоть и непрямой, но потомок короля Артанаиса? Интересно, - Антуан призадумался, - но ведь наша Королева тоже потомок Артанаиса, причём прямой. Выходит, мы родственники?

- Чёрта с два, - Навьен дёрнул руку, отчего цепь на ней загремела, - наша Королева, с которой ты завёл шашни, вообще без роду и племени! Да и она старше самого Артанаиса, полагаю. Говорят, этой колдунье все пятьсот лет, и она тратит все свои силы, чтобы скрыть свою старость. Но меня это не волнует: колдунье место на костре! А я хочу вернуть на трон истинную наследницу.

При этих словах Навьена Антуан поморщился: ему было неприятно, что придворные сплетничают о его отношениях с Королевой. Хотя он вспомнил о том, как ночью она действительно превращается в старуху: что, если Навьен прав?. Впрочем, терпеть словесное поражение Антуан не привык: он же перешёл в наступление.

- Истинную наследницу, говоришь? Ну и где же ты собираешься откопать истинную наследницу? – насмешливо посмотрел он на Навьена, - в чаще леса? Но наши люди перерыли весь лес, и убедились, что существование легендарного замка – сказка. Только в самой глухой чаще ветки сплелись так крепко, что их не берёт ни меч, ни топор. Уж не там ли ждёт прекрасная дева? Про лес поговаривают, что там, в чаще, живёт страшная ведьма.

- Ты бы опомнился, Принц, - виконт Навьен посмотрел на Антуана с жалостью, - страшная ведьма согревает твою постель, а в чаще леса спит наша настоящая королева. Неужто тебе так отвели глаза, что ты не видишь дальше своего носа?

- Это ты не видишь дальше своего носа, - запальчиво ответил Антуан, задрав голову, - ты, и поднявшие с тобою это восстание бюргеры – жирные хомяки. Эти хомяки заседают по тавернам, гордо именуя свои собрания «форумами» и «сообществами», и поднимают смуту в государстве! Ты же, дворянин, цвет этого государства, не стыдишься открыто высказывать неповиновение…

-…узурпаторше и ведьме! – закончил за него Навьен, - и именно потому, что я, как ты сам сказал, цвет этого государства, я и буду решать, кому править этой землёю. Ты не любишь бюргеров, презрительно называешь их хомяками, а кто приносит короне богатство, Антуан? И кому идут эти деньги – ведьме, на её колдовство? Нет, я не намерен терпеть такое, и буду бороться против неё, сколько смогу.

- Ну вот представь, твой мятёж удался бы, Навьен, и что дальше? – Антуан недоумённо уставился на виконта, - ты намерен править государством сам? Наследница-то, даже если она есть, пребывает в глубоком сне.

- Кто я, чтобы править, Антуан? – в голосе Навьена послышалась горечь, - я приложу силы, чтобы освободить девушку от чар. Будь я принцем крови, я бы сам поцеловал её, но я не принц, и мне не добраться до глубины леса – ветки не пропустят меня. А потому я надеюсь заручиться поддержкой принца соседнего королевства, и предложить ему поцеловать Принцессу…

- Ты сейчас к попытке мятежа добавишь ещё обвинение в государственной измене – загремел голос Антуана, - забыл, что мы воюем с соседним королевством?

- Воюет наша колдунья, Антуан. А король Артанаис с ними жил в мире, и если напомнить им о старой дружбе…Но ведь у нас есть ты, Принц, который забыл о том, кто он есть…Потому я и не собирался обращаться к тебе, чтобы ты поцеловал её.

- А если я сумею освободить тебя, Навьен? – Принц задумчиво посмотрел на виконта, - ты расскажешь мне, как выглядит эта девушка, наследница?

- Сам я её никогда не видел, - Навьен потёр затёкшие от цепи руки – Принц снял с него цепи, - но если верить тому, что рассказывают в народе, Принцесса Сесилия очень хороша собою. У неё чёрные длинные волосы, и серебристого цвета глаза…

И Антуан с удивлением вдруг узнал ту «ведьму» из своих снов. Да, вот именно серебристые глаза, и длинные чёрные волосы, и алые губы, которые так хочется поцеловать…Нет, он всё же должен поехать в ту чащу! Даже если ничего там и нет – он должен лично в этом убедиться.

- Ну, и как тебе Принц на этот раз? – Ветер, улыбаясь, смотрел на девушку.

- Симпатичный, - уверенно заявила Принцесса, - и действительно, не знающий, что он Принц и мой дальний родственник! Впрочем, мятежник Навьен мне тоже очень понравился: он такой надёжный, что…

- …за ним, как за каменной стеной? – закончил за неё Ветер, весело рассмеявшись - ох, бедный, бедный Антуан!

-Почему это он бедный? - с удивлением спросила Принцесса.
- Потому что может потерять твоё сердце, а ведь он тебя уже любит, - и в доказательство этого Ветер запел свою песню.





Tags: Сказка, Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments