wetfield (wetfield) wrote,
wetfield
wetfield

Последний сон Принцессы - завершение


Садилось солнце над лесом, и закатные лучи пробивались сквозь чащу леса и узорчатый полог.
- Ариэн, - шепчет Принцесса, - Ариэн, он правда едет ко мне?
- Да говорю же – правда! – раздаётся прямо рядом весёлый мужской голос, - только я вовсе не Солнце:  я Ветер, Высокая!
- Как, ты здесь ещё? – удивлённая Принцесса разлепляет веки, -  ты же улетел куда-то ещё утром, и я тебя что-то не вижу.
- Потому и не видишь, что я скидываю земной облик и становлюсь настоящим – стихией.
Тут Принцесса слегка приподняла голову от подушки.
- Но ты же стал совершенно прозрачным, Эонве! – она в немом изумлении разглядывала прозрачную светящуюся фигуру, от которой развевались складки полога постели, -  Эонве, ты исчезаешь, покидаешь меня, Светлый?
- Не я исчезаю – он приближается к тебе всё быстрее. А он не должен меня видеть, Сесилия. И ты не увидишь меня, когда падут злые чары.
- А…как же я без тебя, Светлый?

- Позови меня, и я приду к тебе. Порывами ветра, танцем белых облаков, свежестью моря, любовью и нежностью. Но Принц не должен знать обо мне: нам нельзя показываться людям. Не рассказывай ему ничего…





Сознание возвращалось медленно. Принц Антуан сначала почувствовал свежий воздух, дуновение лёгкого ветерка. Потом он ощутил движение: мерное покачивание в седле. Он куда-то едет? Но он спит…или не спит? Почему-то не получается поднять тяжёлые веки. «Чёрт, где же я нахожусь? Я был у Навьена, пил его вино, и Навьен…отравил меня? Навьен? Где я?»
- Мессир, он просыпается, - услышал Антуан взволнованный мальчишеский голос, - проверьте, крепко ли мы привязали его к седлу?
- Успокойся, Кевин, Принц Антуан – опытный всадник, - ответил мальчику голос, удивительно похожий на виконта Навьена, - да ко всему, он накрепко привязан к этой лошади, которую ты ведёшь под-узцы!
И тут наконец, Антуану удалось разлепить глаза. Ну ничего себе: он увидел себя сидящим на своём же коне, привязанным к седлу и стременам довольно прочной верёвкой. Верёвка, обвязанная вокруг передней луки седла, охватывала его талию, и дальше уходила вниз, к стременам.
- Что здесь, чёрт побери, происходит, Навьен? – заорал Антуан, тщетно пытаясь вырвать поводья из рук мальчишки Кевина, - где моя стража, и куда мы едем?
- Мы едем навстречу твоей судьбе, мой принц! – виконт, сидевший на другой лошади, подъехал к Антуану поближе, - я везу тебя в чащу леса. Твою же охрану я услал во дворец к злой ведьме – с известием от тебя, что ты отказываешься от службы, и поднимаешь войска против неё. Ты извини, но пока ты спал, я снял твой перстень с пальца, и твоя печать послужит гарантией…
- Да ты что! – задохнулся от возмущения Принц, - ты в своём ли уме вообще? Ты мало того, что поднял мятеж, ещё и меня в мятежники записал.
- В своём, - в голосе Навьена зазвенела сталь, - и я хочу жить, а потому мне ничего не остаётся, как лично доставить тебя навстречу древнему пророчеству. Ты принц – и ты и должен поцеловать эту принцессу. Увы, у меня нет времени на поездку к чужеземному принцу, а рисковать я не намерен.
Сейчас или никогда, Антуан: решай, время дорого.  Ты ведь знаешь, я приговорён к смерти, и мне терять нечего. Мы нарушим запрет королевы-колдуньи, но, как говорится, семь бед – один ответ!
Принц надолго задумался, и всё это время виконт беспокойно ёрзал в своём седле.
- Хорошо, - кивнул Антуан, - так и так я собирался ехать в эту чащу. Значит, пришло время проверить, что там, в этой глубине леса. Знаешь, я не говорил тебе, но мне часто снятся сны о красавице, ради которой я продираюсь сквозь густые заросли, и которую я целую…Эй, мальчик, развяжи-ка мою верёвку и отдай поводья - поверь, я и сам смогу управлять своей лошадью!

И вот она, заветная чаща…В лес путники въехали беспрепятственно, но вот дальше начиналась лесная глушь. И чудеса: как только вперёд выбирался Навьен или его приближённые, чаща леса оказывалась совершенно непроходимой, но стоило Антуану возглавить отряд – как ветки, казавшиеся переплетёнными крепко-накрепко, словно бы сами собою расступались, и путники следовали дальше. Вскоре под копытами их коней обнаружилась заросшая каменная дорога, уводящая вглубь леса.

Подул ветер – и Антуан опять представил себе девушку в лесном замке, которая лежит на прекрасной кровати, представил, как обнимает её, целует…и щёки его заалели. Воображение рисовало ему картины одна прекраснее другой, и тут Принц осознал, что, ни разу не видя её, он любит её, причём любил всегда. Это было странно – но остановиться и подумать было некогда, нужно было распутывать бесконечные переплетения веток древних деревьев. И смотреть себе под ноги, потому что камни этой дороги давно искрошились и поросли мхом, и копыта лошади того и гляди, провалятся в какие-то невидимые трещины.     

Наконец, растительность расступилась, и путники уткнулись в каменную арку замковых ворот, всю увитую вьющимися алыми розами.

- Красиво, конечно, но тебе нужно внутрь, - Навьен вытащил меч и рубанул гирлянду у основания – алые лепестки дождём посыпались на серые плиты дворцового покрытия, - мы останемся здесь, в этом заросшем дворике, ну а если понадобится помощь – рот Навьена растянулся в улыбке – зови нас!

Я так думаю, что помощь в таком деле мне не понадобится, - отрезал Антуан, - и я пойду к ней один.

И хотя голос его был резок, но Антуан вдруг ужасно разволновался. Он даже не знал, почему так сильно застучало его сердце, вместе со стуком его шагов, гулко разносившимися в пустом замке. Вот спящие стражники в старинных нарядах…переступить через них и идти дальше. Вот какая-то девушка-служанка спит с клубком ниток…она тоже укололась веретеном? Принц шёл всё дальше и всё громче билось его сердце…

Наконец, вот и резная дверь в опочивальню Принцессы…намётанный глаз Принца успел заметить колышащиеся от ветра шторы, хотя окна были закрыты. Впрочем, до того ли ему было?

Она лежала на кровати – та, которую он всё время видел в своих грёзах. При его появлении она слегка приоткрыла глаза.

- Ты не спишь? – спросил он удивленно, словно они были давно знакомы.

- Я и сплю, и не сплю, - отвечала девушка, - и это худшее, что может быть.

- Я пришёл освободить тебя, Сесилия - голос Антуана дрогнул, - позволь тебя поцеловать.

- В любом другом случае я бы сказала тебе «Не позволю», - улыбнулась девушка, - но знаешь ли ты, сколько я ждала тебя…

Антуан коснулся её губ – и вдруг они ответили ему. Молодые люди слились в продолжительном поцелуе…и Принцесса вдруг широко распахнула глаза.

- Здравствуй, Антуан, - сказала ему она, - я ждала тебя сто лет…

- Прости…я так долго думал, что в чаще леса живёт злая ведьма. А злая ведьма действительно сидела на твоём троне…

- Уже не сидит – вдруг раздался голос Навьена, входящего в арку опочивальни, - только что мой Кевин получил известие от гонца, последовавшего за нами, что королева-колдунья, заслышав про мятеж своего военачальника, бежала из дворца. Дорога свободна, дорогие мои!

- Это замечательно! – сказал Антуан, - стало быть, мне даже дорогу к трону не нужно будет расчищать тебе, дорогая Сесилия…

- Но…я так предполагала, что мы будем править вместе? – спросила Сесилия, и Антуан вдруг ужасно смутился.

- Можно подумать, я просил бы твоей руки ради трона, - пробормотал он.

- Ну давай,  тогда я попрошу тебя взять меня в жёны, - улыбнулась Сесилия, - чтобы положить конец твоим сомнениям.

- Я буду счастлив, моя дорогая, - пробормотал Антуан, - но прежде я должен буду сказать тебе правду о себе. Видишь ли, когда я не знал, что колдунья – это колдунья, у меня был с нею роман.

- А меня целовал Ветер! – рассмеялась Принцесса, и вдруг резко замолчала.

Это надо же – так выдать себя!:)

{C}{C}{C}{C}{C}{C}

Tags: Сказка, Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments