wetfield (wetfield) wrote,
wetfield
wetfield

Ученица Мерлина ( рассказ)

Я его, наконец, дописала ( гип-гип ура!) Вот, делюсь: даю тут пару глав, а кто заинтересуется - на Прозе полный вариант.


Глава 1. Не в своём мире

Утро началось с пронзительного звонка будильника, и вслед за этим сразу же зазвонил телефон.
- Мариш-ша! – раздался пронзительный голос моей подруги Ирины, - ну что, вставай, вставай, я уже еду за тобой!
- Ириша, - вяло ответила я, - да, давай, жду тебя!
С трудом поднимаюсь с кровати, иду к зеркалу…А ведь были, были же эти времена, когда подъём в 7 утра был прекрасен и светел, и воздух был пронизан солнечными лучами и ветрами, несущими запах яблок из долины. О боги, боги - Бранвен, Бригита – за что вы так жестоки ко мне?
Зеркало отражает меня – темноволосую девушку с усталыми, печальными глазами. Очень хорошие зеркала да горячая вода без особых усилий – два преимущества этого мира перед моим, на этом преимущества и заканчиваются. Я всё время живу телом здесь, а душою там. Повторяя себе, что я более не всемогущая фея Моргейна, а обычная смертная со смешным именем Марина Сергеевна – специалист по туризму. О Боги, сойти с ума было бы легче, наверное…
На кухне звенит посуда, и моя тётушка Алевтина Петровна наливает мне кофе:
-Ах, Маришечка, и какая ты у меня умница – ни свет ни заря встаёшь на работу, - ласково причитает она, - с тех пор, как ты приехала ко мне из Саратова, я всё Бога молю, чтобы ты нашла своё счастье и готовила бы завтраки для любимого мужа… А тебе ведь скоро тридцать лет, а семьи-то всё нету. Гляди, так и будешь в девках век вековать, да горе горевать…
Я поморщилась: о Боги, ну и как ей не надоест причитать? Да, она уверена, что я её племянница и дочь её покойной сестры – такова была воля и задумка моего учителя, внушить ей эти якобы настоящие воспоминания. Но в её мире – это же надо додуматься до такого! - для женщины считается верхом счастья создавать семьи и рожать детей ! А у нас на Аваллоне жрица только тогда становилась жрицей, когда ставила превыше семьи и брака своё одиночество, и могла посвятить себя самому интересному – обучению магии. Но - как ты объяснишь это тётушке?
Зато здесь есть кофе, который мы на Аваллоне пили только по великим праздникам. И здесь можно вдоволь класть в него сахар : всё равно в этом мире холодной Русии с магией очень-очень плохо, магический эфир труднопроницаем даже для простых заклинаний. Поэтому я размешиваю сахар и мыслями опять уношусь в прошлое. В настоящее прошлое - которое протекало у меня не в Саратове, а на острове Аваллон.

…Вот мне пятнадцать, и в наш замок Тинтагиль впервые должен прибыть Великий Друид и учитель Мирддин Эмрайс. Я прихорашиваюсь, расчёсываю волосы, и надеваю своё самое лучшее зелёное платье с вышитым серебром пояском: если повезёт, великий учитель заберёт меня с собою на Аваллон, в обитель Избранных. А если нет – меня выдадут замуж за сына соседского лорда Ланчестера, чего мне очень не хочется.
Но зря я беспокоилась: как только высокий стройный Великий Друид переступил порог нашего замка, он, едва взглянув на меня, сказал матери-герцогине:
- Я прибыл сюда за Моргейной. У неё удивительный талант, и я забираю её с собой, на Аваллон!
Возражений с её стороны не последовало: кто бы решился спорить с самим Мирддином Эмрайсом? А я, радостная, побежала укладывать в сундучок свои немногочисленные пожитки: меня будут учить прославленные друиды, и сам Великий Учитель! Я стану жрицей волшебного Аваллона!
…Когда мы пересекали границу туманов, которой закрыт волшебный Остров Яблок, это было незабываемое впечатление: Учитель развёл руки в стороны и пропел «И-А-О» - и туманы, как по мановению волшебной палочки, разошлись в стороны, открыв перед моим взором скалистые берега Аваллона, озарённые ярким солнцем! И – запах яблок донёсся до нас даже в открытом море!
…В первое время занятия на Аваллоне казались мне чересчур трудными: вставать следовало рано, еда была без мяса, только грибы, коренья и орехи, магические формулы и умения требовали от меня полной сосредоточенности. Но я не сдавалась, и усиленно занималась: магия всегда привлекала меня. За годы подобной деятельности я преуспела среди других учениц: великая Мать Аваллона, Фея Озера Ангарад Златорукая выделила среди остальных девушек двоих – меня и девицу Вивианну. Именно нам следовало стать доверенными жрицами Учителя и постигать из его уст тайные магические знания: вот это повезло, так повезло!


Глава 2. Работа

В это время у меня под окнами раздался машинный сигнал, и Иришкин «Хюндай акцент» подкатил под самые мои окна. Пора было спускаться – меня ждало моё рабочее место. В туристическом агентстве ( такова была насмешка Великого Друиды) с красивым названием «Аваллон»!
Мало что ненавидела я так, как эту свою работу! Впрочем, если бы об этом узнал Учитель, он , должно быть, задержал бы меня в этом холодном мире на добрые сто-двести лет: нам, друидам, нельзя питать ненависть ни к чему на свете. Не губить живое - главный наш принцип, а всё остальное запоминали мы в виде триад. «Знать, сметь, хранить молчание» - вот чему я научилась на Аваллоне, в Обители Великой Матери.
В холодной Русии мрачные зимы, где постоянно не светит солнце, и серые сумерки висят над землёю целыми неделями. Но это не сломило бы меня, нет. Дома у «тётушки» меня встречали постоянные сожаления о моём неудавшемся замужестве – но это не злило меня и даже не печалило: чего ещё было ждать от женщины, воспитанной в таких традициях? Но вот туристическая компания, в которой день за днём приходилось повторять слова «Наша компания – как волшебный Аваллон, исполнит ваши мечты и отправит вас за моря и океаны!» определённо вызывала моё крайнее раздражение. Но - выбирать наказание не приходилось: если я хотела хоть когда-нибудь вернуться домой, нужно было отбывать свою провинность.
На работе мы с Ириной разошлись по разным комнатам: она работала в финансовом отделе, я – в визовом. Нас в комнате сидит четверо, и стоило мне войти, со своего места мне помахал рукой высокий парень в очках, Алекс. Он хорошо ко мне относится, и когда я только появилась здесь, помог освоить компьютер.
Вообще-то с компьютером получилось смешно: письменность Русии, как и чужой язык, я уже знала, так распорядился Учитель. Нажимать на кнопки компьютера большой сложности не представляло, и складывалось впечатление, что я всегда умела это делать. Но Алекс знал и многое из того, что заложено во мне не было: например, как находить в поисковиках нужную мне информацию, и как работать с сайтами. И, конечно, первым же делом в поисковике я набрала знакомое слово «Аваллон»… Чтобы унестись домой – пусть Аваллон в этом мире и считают сказкой. И что самое обидное – я узнала страшный-страшный конец своей собственной истории.

Вначале Вивиана мне даже понравилась : длинные каштановые косы, серые глаза с искоркой, и – неуёмное честолюбие этой девушки делали её особенной, ни на кого на Аваллоне непохожей.
- А я была уверена, что Учитель сразу выберет меня, - заявила она мне, - у меня способностей побольше, чем у других. Но мне сказали, что ты ничем мне не уступаешь, и Мирддин Эмрайс будет смотреть на нас обеих, а потом лучшая из нас станет Великой Жрицей Аваллона, когда Великая Мать Ангарад Златорукая удалится в своё озеро.
-А я уверена, что мне удастся выиграть это последнее испытание, - улыбнулась я, - Учитель сказал мне, что мои природные силы превосходят силы всех остальных учениц. И если я не уступаю тебе, пусть победит сильнейшая!
И я ей действительно не уступала: когда Великая Жрица учила нас вызывать дождь, Вивианна довольно долго призывала облака, а мне стоило только повести руками – и облака сами осыпали нас щедрыми водяными каплями! Впрочем, погодная магия мне всегда удавалась лучше остальных: зато, когда надо было мановением рук возжечь огонь на жертвеннике, Вивианна справилась куда быстрее меня, она это сделала за мгновения, а мне пришлось провозиться целую минуту. Великий Друид Мирддин Эмрайс смотрел на нас обеих и улыбался: и мы долго не могли понять, которой из нас в своих помыслах он отдаёт предпочтение.
Здесь, наверное, надо кое-что сказать о запретах, которые должны были соблюдать будущие жрицы Аваллона. То честолюбие, которое мы с Вивианной демонстрировали друг другу, было под запретом: жрец, отрекающийся от мира, должен был быть чужд любому желанию власти и титулов. Во имя высшей цели – Познания – мы не должны были даже мысленно желать титула Верховной Жрицы, к которому нас обеих готовили. Нам запрещалось не только мясо, но и пить любую опьяняющую жидкость. Эль, вино и всяческие настойки были под жёстким запретом, и «пьяные ягоды», которые росли на острове, должны мы были обходить стороной.
Именно эти запреты и сыграли свою зловещую роль в моей судьбе.

Продолжение тут: http://www.proza.ru/2016/09/23/85


Tags: Прочитала, Сказка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Великий Новгород - и 10 лет назад был великим!

    Это та тема, к которой я возвращаюсь год за годом, а иногда по нескольку раз за год - мой любимый город)) И раз уж есть возможность окунуться во…

  • Павлин-мавлин)))

    Вот это, я понимаю, птица - её много, и она красивая! Сразу вспоминается барон Мюнхаузен и джинн, к которому он приставал: "Ах, дорогой! Какой…

  • Очень странная таблица - "Злых дней")))

    Наткнулась на удивительную информацию - про таблицу Злых дней. Вы про такую слыхали, народ? Я вот слышу в первый раз. Как оказалось, 420 лет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments